«Весь мир на ладони…»

Путешественник Федор Филиппович Конюхов

Трудно представить себе знаменитого путешественника Федора Конюхова в домашней обстановке или каком-нибудь офисе, заставленном стандартной импортной мебелью. По деревянной лестнице поднимаюсь на второй этаж в художественную мастерскую на Садовнической улице. Здесь можно познакомиться с другой страстью ее владельца. Вдоль стен, прямо на полу, – много картин. На хаотично расставленных мольбертах – незаконченные полотна, которые еще в работе. За свою богатую на приключения жизнь Федор Филиппович написал свыше трех тысяч картин, отобразив на холсте впечатления от своих многочисленных путешествий. Кисти и краски, творческий беспорядок, у окна несколько огромных мешков из специальной непромокаемой ткани. В них снаряжение для предстоящей экспедиции «По следам Великого Шелкового пути». За окном – часовня, сооруженная им в честь Николая Чудотворца с поминальными досками погибшим морякам, альпинистам, путешественникам. Вот так, из серых московских будней, попадаешь в другой увлекательный мир романтики приключений и искусства. Жаль, что у его основателя так мало свободного времени, внизу многочисленные посетители, кипит работа по подготовке новой экспедиции, а любая из них сопряжена с большими сложностями.

Досье: Федор Филиппович Конюхов родился 12 декабря 1951 г. на берегу Азовского моря. С юных лет готовил себя к путешествиям, первое из которых осуществил в 15 лет. Первый путешественник в мире, который достиг пяти полюсов планеты: Северный географический (три раза); Южный географический; Полюс относительной недоступности в Северном ледовитом океане; Эверест (высочайшая вершина); Мыс Горн (полюс яхтсменов). К настоящему времени им совершено свыше сорока уникальных экспедиций в разных уголках Земного шара. Он является самым универсальным путешественником в мире и занесен в энциклопедию «Хроника Человечества». Заслуженный мастер спорта, Почетный Академик Российской Академии Художеств, член Союза Писателей РФ. Автор девяти книг.

Путешествие Федора Конюхова на собачьих упряжках через Гренландию

Федор Филиппович, Вы универсальный путешественник – покорение высочайших вершин на всех континентах, походы к полюсу, одиночные плавания в океане, много других. Можете выделить что-то главное, более значительное, опасное или интересное, возможно это походы на яхтах, кругосветки?

Поход Федора Конюхова к Южному полюсу

- Нет, не думаю, я люблю и горы и океан, просто люблю нашу планету, природу и жизнь. Сейчас меня полностью захватывает экспедиция «По следам Великого шелкового пути», верблюды, лошади. Очень интересно было путешествовать на собачьих упряжках через Аляску и Гренландию. Конечно, океан интересует меня как моряка, это большие экспедиции по времени, они может быть более заметны, более понятны. Недавно у меня была экспедиция вокруг Антарктиды, шел долго, было свободное время, там я написал книгу (Победа в гонке на кубок Антарктиды 2008 год – 102дня). До этого, мы ставили рекорд с эскимосом Хансом, пересекая Гренландию с запада на восток за 16 дней, там совсем не было свободного времени. Неслись от побережья до побережья на собачьих упряжках. До нас датчане прошли этот маршрут за 19 дней. Не могу сказать, что больше люблю океан, этим я обижу Эверест, другие высочайшие вершины мира, Северный и Южный полюс. Это нельзя сравнивать, все разное. Нельзя сравнивать такие экспедиции и по сложности. У меня были плавания по 180, 224, 508 дней. За это время человек выбирает такой же лимит риска, как при восхождении на Эверест за два месяца, просто это растянуто во времени. Французские яхтсмены, вообще, говорят, что пройти мыс Горн в одиночку, равносильно тому, что подняться на Эверест без кислорода. Я прошел мыс Горн пять раз, на Северный полюс дошел за 72 дня, на Южный полюс за 66 дней. Все эти экспедиции связаны с большим риском и трудностями.

- Поход к Южному полюсу занял 66 дней, вместе с покорением массива Винсон?

- Нет, 66 дней занял маршрут от побережья Антарктиды из бухты Геркулес до Южного полюса. Я прошел 1350 км, и хорошо запомнил цифру, потому, что в нартах, которые я тащил, было 135 кг веса. Пройдя маршрут, я вернулся на британскую полярную станцию в Антарктиде, а уж потом меня забросили в горы и я пошел к массиву Винсон (высочайшая вершина Антарктиды 5140м).

Картина Федора Конюхова - «самолет с Большой Земли»

- Это было практически без отдыха?

- Да, и с одной стороны это было хорошо, потому, что у меня уже была акклиматизация. Так, правда, еще никто не делал. До меня эти вершины покорил Дэвид Армстронг. Сначала он прилетел и взошел на массив Винсон. Потом улетел в Англию и только через год, вернувшись, покорил Южный полюс. Перед экспедицией я с ним беседовал, но не смог сделать как он, потому, что это очень дорого - два раза попасть в Антарктиду. Подъем на массив Винсон не столько сложен по восхождению, сколько по организации и стоимости. Меня забросили в горы, я поднялся, потом спустился, и из-за пурги меня три дня не мог забрать самолет. Подъем обошелся в 22 тыс. долларов. Это было в 1996 году, а сейчас расценки совсем другие. Даже тогда, чтобы только еще раз прилететь в Антарктиду, нужно было бы доплатить еще примерно 80 тысяч (экспедиция в Антарктиду - единственная, которую частично профинансировало государство). Я провел на полярной станции меньше недели, и, когда пошел на массив Винсон был уже хорошо акклиматизированный, мороза не боялся. Южный полюс Антарктиды находится на уровне 3 тыс. метров над уровнем мирового океана. Физически, конечно было тяжелее, без отдыха, но по акклиматизации и по стоимости я выиграл.

Кругосветное плавание Федора Конюхова на яхте «Торговая сеть Алые паруса»

- Сколько кругосветных плаваний Вы совершили?

Федор Конюхов на яхте-Я ходил в кругосветные плавания на яхтах: « Караана», «Формоза», «Современный Гуманитарный Университет» - 2 раза, «Торговая сеть Алые паруса» - 2 раза. Считается, что совершил 5 чистых кругосветок и одну малую, но, до нее мне пришлось гнать яхту на длительное расстояние, поэтому я считаю шесть кругосветок.

- Гонка вокруг Антарктиды считается малой кругосветкой, существуют какие-то правила?

- Да, если считать по правилам, то у меня пять кругосветок. Для полноценной кругосветки нужно замкнуть 360 градусов вокруг Земли, вернуться в начальную точку и два раза пересечь экватор. Когда я шел на яхте «Формоза» через Панамский канал, то, пересек экватор в Индийском океане. От острова Тайвань, прошел через Сингапур, Малаккский пролив, потом, вдоль Индонезии на юг, пересек экватор, зашел на десятый градус. Дальше был Индийский океан, Сейшельские острова, Красное море, Суэцкий канал. Кажется маршрут более короткий, но здесь другие трудности: сильные ветра, много рифов, много пиратов. Правда, в 1993 году, когда я был на маршруте, они вели себя еще не так нагло, как сейчас.

- В Австралии Вы покупали оружие для защиты от пиратов, пришлось им воспользоваться по назначению?

- У меня на яхте всегда оружие. Для защиты от пиратов не пригодилось, но оно может понадобиться и в других обстоятельствах. Однако, пираты – это серьезная проблема. Ходили яхтсмены и до меня в начале и середине прошлого века. Мой друг Сандерс всегда предупреждал: «Тебя будут поджидать пираты в Карибском море». Пиратами на море называют бандитов, в Карибском море они занимаются наркотиками, там они были всегда. Редко какая яхта осмеливается идти одна на Барбадос, на Панамский канал без прикрытия. От острова до острова идти световой день и яхты предупреждают заранее сторожевые службы о своем проходе. Американские самолеты барражируют этот район и, в случае чего, могут оказать помощь. Если не повезет, то яхту могут отобрать пираты, с человеком расправляются, а на яхту грузят наркотики. Бандиты из Колумбии, Венесуэлы и другие возят наркотики в богатые северные страны, разгружают в пустынном месте, а яхту затапливают или бросают. Есть острова Святого Петра и Павла в 60-ти милях от экватора – очень красивые, относятся к Бразилии, там удобные ветра для прохода, и там всегда подстерегают бразильские пираты. А на любой яхте есть чем поживиться: аппаратура, фото, компас ….

Федор Конюхов проходит мыс Горн

- У Вас тоже пытались угнать яхту?

- Да, но это были филиппинские пираты. Они действуют по-другому, угоняют яхты, перепродают или просто обворовывают. Особенно в Малаккском проливе. На Филиппинах тысячи островов и много пиратов на скоростных катерах, выручить там пострадавших очень трудно. Нужно, чтобы цивилизованные страны охраняли яхтсменов в этом районе. У меня стаж плаваний 19 лет, в феврале этого года я пятый раз проходил мыс Горн, но за все годы в Южном, Тихом и Индийском океане, я, ни разу не встречал российский военный корабль, подводную лодку или ракетоносец. Изредка приходилось встречать американские, английские или французские военные суда. Если бы было военное присутствие в океане, то и пиратов бы не было. Сейчас распоясались сомалийские пираты, но там никого нет, чтобы от них защитить.

Плавание вокруг Антарктиды Федора Конюхова на яхте "Алые паруса"

- Действительно в океане так мало судов, что Вы месяцами никого не встречаете?

- За все 224 дня кругосветного плавания на «Караане» по маршруту Сидней-Сидней с заходом на экватор, не считая старта и финиша, я встретил всего 5-6 судов, в основном рыбацких. Южный океан – практически пустой. Во время плавания вокруг Антарктиды из Олбани я сразу ушел на 45-й градус (почти весь маршрут был в «ревущих» сороковых и «неистовых» пятидесятых широтах), прошел Индийский, Тихий океаны, мыс Горн и только при подходе к Фолклендским островам у меня была первая встреча. Это было японское китобойное судно, потом прошел всю Атлантику, опять Индийский океан и так больше никого и не видел за 102 дня. Некоторые считают, что если с яхтой что-нибудь случиться, то сразу придут на помощь. Но только не в Южном океане, сюда, в некоторые районы, десятилетиями не заходят корабли, никакой самолет, тоже не поможет, приходится рассчитывать только на себя и Господа Бога.

Одна из полярных экспедиций Федора Конюхова

- Какая из кругосветок была самой трудной?

- В любой кругосветке, всегда трудно. Последняя, тоже, была трудной. Когда мы проходили мыс Горн, то за три часа встретили 10 айсбергов, год назад в этом месте мне столько же попалось за сутки, а 19 лет назад на «Караане» я за все плавание встретил только 10-12 штук. Это из-за глобального потепления, оно серьезно угрожает яхтсменам. Много зависит и от самой яхты. «Караана» была длиной 10,9 метров, ей было проще управлять, но она боялась каждой волны. Сейчас я хожу на 26-и метровой яхте, она более надежная, мореходная, но и управлять ей сложнее. Хотя и появился опыт, но на яхте нет легких путей и спокойствия. Я привык к этому, и не хочу менять стиль жизни человека, который не знает, что может с ним произойти через несколько минут.

Живопись Федора Конюхова

- А самый критический момент был, когда яхта перевернулась?

- Когда ты идешь вокруг света, то критических моментов будет много. Неизбежны шторма, ураганы. Без опасностей быть не может. Когда я ходил на «Формозе» через Суэцкий, Панамский канал, то штормов было меньше, но была другая опасность – тысячи рифов, опасности связанные с течениями, судоходством, которые постоянно держали в напряжении. Везде есть плюсы и минусы, на любом маршруте.

- А глаз циклона, волна-убийца – насколько это страшные явления?

- Волна-убийца всегда подстерегает яхтсменов, но это редкое явление. Можно всю жизнь провести в океане и не увидеть ее, но она может встретиться кому-то и в первом, же плавании. Вот мы сейчас сидим, разговариваем, а где-то в Южном океане несется волна-убийца, она существует, и очень не поздоровится тому, кто на нее попадет. В 2000 году, когда я перевернулся у берегов Антарктиды в 1200 милях от Тасмании, наверно, и столкнулся с волной-убийцей. Я был в рубке, работал внутри яхты, там тоже много работы. Все произошло неожиданно. Волна-убийца идет стеной. Сделать в этот момент практически ничего не возможно, и яхта идет на переворот.

Федор Конюхов на гребной лодке «Уралаз»

- Где еще в океане опасные места, кроме мыса Горн?

- Еще возле островов Кергелен в Индийском океане, самое холодное место в районе Фолклендских островов в Атлантике, да вообще, в любом месте подстерегает опасность.

- А мистические места в океане есть?

- Я, как православный человек к мистике отношусь отрицательно, ни в какие летающие тарелки не верю. Слишком много пишут про всякие чудеса. Я тоже видел в океане редкие явления: и светящиеся столбы, и огненный шар, и уникальную игру шаровых молний на вантах; много удивительного, но все это природные явления и никакой мистики в них нет. Мир прекрасен: закаты, восходы, нужно просто наслаждаться природой, беречь ее и изучать. Мы пока еще очень мало знаем о своей планете, чтобы судить о внеземных цивилизациях. На яхте в одиночном плавании я прошел в общей сложности примерно 380 тысяч миль – это среднее расстояние от Земли до Луны, но ничего сверхъестественного не видел.

Экспедиция Федора Конюхова на верблюдах

- На яхте, наверно, часто бывают поломки, как Вы справляетесь?

- Да, это постоянная головная боль. По образованию я – судовой механик, много приходится ремонтировать самому, на яхте всегда много работы.

- Режим питания и сна во время одиночной кругосветки далек от рекомендаций врачей. Как удается сохранять здоровье, поддерживать физическую форму?

- Я с детства готовил себя к путешествиям, закалял организм. Совершал многокилометровые пробежки по берегу Азовского моря, купался круглый год, спал на гвоздях, пил морскую воду…. В экспедиции, конечно, здоровье не приобретешь, но они закаляют, и прежде всего, характер.

Первый этап экспедиции Федора Конюхова «По следам Великого Шелкового пути»

- Для того чтобы просто выжить в столь разных суровых природных условиях, нужны специальные знания?

- Да, они приходят с опытом. Многому я научился в первых полярных экспедициях от моих товарищей. Научился строить эскимосский дом-иглу, ставить палатку в пургу, ремонтировать примус на морозе, чинить лыжные крепления, стоять на тонком льду, сушить на теле мокрые шерстяные носки и стельки от бахил. Именно в этих, первых походах, я по-настоящему познал Арктику. Потом, во время одиночного похода на Северный полюс, мне это очень пригодилось. Когда лед подломился, и я провалился в воду, никого же рядом не было. Нужно было самому выбраться, а потом как-то согреться и просушить одежду. Для одиночных походов на яхте, тоже нужны специальные знания, хотя бы для того, чтобы просто сохранить жизнь.

- Период адаптации к обычной жизни занимает много времени?

- Никаких особенных реабилитационных мероприятий нет. Встреча с семьей, друзьями, отдых, молитва помогают восстановить силы. В промежутках между путешествиями появляется возможность заняться живописью в спокойной обстановке, отредактировать дневники, привезенные из экспедиции.

- Как Вы переносите одиночество во время путешествий?

Пресс-конференция Ф.Ф.Конюхова после гонки вокруг Антарктиды- Когда я начал путешествовать, это было одним из самых серьезных факторов, а сейчас, уже не играет такой большой роли. С годами я понял, что одиночества, как такового, нет на Земном шаре, потому, что рядом всегда кто-то присутствует. Те же альбатросы, киты, дельфины, вода океанская, те же горы. Наша планета – живая. Даже если это не учитывать, то рядом присутствует Господь Бог и те святые, которым мы молимся. На яхте я всегда ощущаю чье-то присутствие, кто-то смотрит за мной, поэтому веду себя соответствующим образом. Во время первых экспедиций в 25-40 лет одиночество, конечно, сильно тяготило, но сейчас, все по-другому. Да, я скучаю по человеческому общению, семье, друзьям, но я же сам выбрал такую судьбу. Сейчас больше стали тяготить физические факторы: однообразная пища, голод, холод.

- Где к Вам пришли лучшие мысли: в кругосветке, в горах или на Севере?

- Ну, по-разному, во время экспедиций есть возможность подумать о смысле жизни, о предназначении. Все-таки, наверно, самые светлые мысли в океане, темные мысли, здесь бывают гораздо реже, гораздо чаще – положительный настрой: великолепные восходы, закаты, бездонное звездное небо над головой ночью. Ради этого стоит идти вокруг света и переносить все трудности.

- Я давно слежу за Вашими путешествиями. Вы всегда выбираете новый маршрут, стараетесь не повторяться?

- Да, я никогда не ставил себе задачу стать просто яхтсменом или просто альпинистом, чтобы лазить по скалам. Хотел испытать себя в различных условиях. Но, для своих путешествий, стараюсь использовать только экологически чистый транспорт и средства. В океане – это яхта или гребная лодка (пересек Атлантический океан на гребной лодке «Уралаз» с мировым рекордом за 46 суток - 2002 год). На Севере – это лыжи, собачьи упряжки, в пустыне или степи – верблюды и лошади. Проехал Россию от Находки до Ленинграда на велосипеде. Много приходилось путешествовать пешком: по Уссурийской тайге, тундре, Чукотке, в других уголках нашей страны. Всегда интересней выбирать новый маршрут. Я любознательный, любопытный.

- Для экспедиции «По следам Великого Шелкового пути» уже все готово?

Федор Конюхов перед стартом очередного плавания- В основном, да. Мы долго готовили этот маршрут, и он состоится в запланированные сроки. Сейчас мы бьемся, как перевезти седла, как перегнать верблюдов. Мы хотим идти из Монголии до самой Калмыкии на одних и тех же верблюдах, но до сих пор вопрос с Монголией не решен. Она не ратифицировала международный договор о продаже-вывозе животных. Нам не выгодно идти по Монголии на одних верблюдах, а потом менять их на границе на других. Мы же привыкнем к ним, как к собакам, а они к нам. Менять – это и лишние расходы и потеря времени. Сейчас – это одна из сложнейших задач. Можно затевать все что угодно, но жизнь всегда корректирует твои планы.

- А еще у Вас есть какие-то планы?

- Конечно. Сначала у меня была мечта сделать экспедицию по трем мессиям, но она оказалась невыполнимой. Мы хотели выйти из Калмыкии, через Казахстан, Монголию, Китай, пройти в Лхасу – центр буддийской культуры, организовать встречу с Делай Ламой, с монахами. Потом пройти через Пакистан, Афганистан, Саудовскую Аравию и достичь Мекки – центра мусульманской религии. В составе экспедиции были бы представители трех религий, и мусульмане смогли бы совершить хадж. Потом мы бы развернулись и прошли через Иерусалим – центр христианской культуры, к Гробу Господню, потом через Турцию снова вернулись в Калмыкию, замкнув, таким образом, круг. Но, пришлось отказаться от этой идеи. Слишком опасные и неспокойные страны на пути. Поэтому мы отложили этот план и начали готовить экспедицию «По следам Великого Шелкового пути», которая посвящена 400-й годовщине добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России. Первый этап уже состоялся. Второй должен стартовать 2 мая. В этой экспедиции я представляю себя как погонщика верблюдов, с детства мечтал об этом, сейчас еду на ферму в Монголию и буду активно тренироваться. До старта обязанности руководителя пока остаются за мной, а со 2 мая экспедицией будет руководить мой друг из Калмыкии Богун А.П.. Я уже умею управлять верблюдами, есть некоторый опыт, но хочу изучить этот процесс до мелочей, чтобы изнутри основательно освоиться. Это, можно сказать, моя методика, моя жизненная позиция. Я 19 лет занимался альпинизмом, и потом зашел на Эверест и другие высочайшие вершины мира. То же самое с яхтами. Если начал заниматься, то должен был пройти самые значительные и трудные маршруты. На это ушло 20 лет. В Советском Союзе был железный занавес, походы на яхтах были не возможны, но я начитался книг о путешествиях и, наперекор всем, надеялся, что когда-нибудь смогу осуществить свою мечту и пойти вокруг света. Юрий Куликов – мой бывший капитан, только он верил в меня и говорил: « Занимайся, будь первым и, как представится возможность, уходи», остальные только смеялись. Как сейчас помню 1976 год, яхты дальше 12 миль от берега не отпускали. Я продолжал тренироваться. Ходил на яхтах в тех районах, которые были разрешены, в основном на Дальнем Востоке: Камчатка, Командорские острова, Сахалин. За сезон удавалось наплавать до 3 тыс. миль. Но, вот пришел 1990 год, железная дверь только приоткрылась. Пока другие яхтсмены, а некоторые из них управляли яхтой лучше меня, создавали кооперативы, я первым из россиян выскочил на свободу и ушел на яхте вокруг света навстречу своей мечте. Те яхтсмены, которые были лучше подготовлены, в то время занимались другим и упустили свой шанс. Вот, почему я именно так планирую экспедицию «По следам Великого Шелкового пути». Я не могу позволить себе просто пройти. Я стараюсь браться только за большие предприятия и готовлюсь к ним основательно. Всегда есть высокая планка и тогда это интересно. Также, и с картинами. Хочу написать большую картину: 5x5 метров. У меня есть задумки, эскизы, хочу посвятить этому много времени, года два, поработать как художник. На это нужно только время и усилия.

Конечно, жалко, что от раннее задуманной экспедиции пришлось отказаться, но мы решили разбить ее на несколько этапов. Сейчас хотим пройти по Великому Шелковому пути 7 тыс. километров. Потом, пройти из Марокко от побережья Атлантического океана, через пустыню Сахара до Нила и закончить этап у пирамид в Египте. Пройти, таким образом, всю северную Африку, это расстояние 5 тыс. километров. Я уже начал готовить этот маршрут и побывал в Марокко и Египте. Будем держаться подальше от Средиземного моря, там, тоже, неспокойные страны. И, третий этап – по Аравийской пустыне 3 тыс. километров с юга на север, от Йемена. Это самая сложная пустыня. В центре там никто не живет, большие барханы, большая температура. Этот этап я собираюсь пройти один с проводниками, чтобы не подвергать опасности других, я пойду с двумя-тремя местными бедуинами.

- Йемен, тоже, опасная страна.

- Да, когда пройду этот маршрут, с пустынями можно будет закончить.

- Спасибо, желаю Вам успехов на «Шелковом пути».

 

В рамках программы пресс-туров беседовал Д. Смирнов
      Фото предоставлены Арт-студией Ф.Конюхова.
      Интервью было опубликовано в журнале Discovery

©2012-2015 газета "Инфоресурс". Все права защищены.
Фотографии, размещенные в газете, являются интеллектуальной собственностью, при использовании, необходимо делать ссылку.
mail